1 Билли и его «друзья»

Что касается Билли Райдера, то когда-то давно его можно было назвать честным человеком, но добрым − никогда. Прирождённый лидер, и обладатель вздорного характера, он всегда искал возможность реализовать свой потенциал. И только благодаря своей одержимости он добился успеха среди себе подобных, таких же изгоев, мошенников и воров...

2 Неожиданные встречи и новые знакомства

Джоанна всегда была беспокойным ребёнком. С раннего детства она якшалась с мальчишками в порту, и нельзя было сказать, что девочка научилась у них хорошим манерам. Всегда чумазая, лохматая, с ободранными коленками, она неслась сломя голову навстречу приключениям и получала их сполна. Мало того, она была замешана в уличных драках и даже в воровстве...

3 Бунтарка
 

− Просыпайся, дурёха! – вскрикнула Бэтти, расталкивая спящую Джоанну. – Где ты вчера ночью шаталась?

Девочка с трудом продрала глаза и сонно взглянула на хозяйку, зевнув так широко и бесцеремонно, что любой другой даме, увидевшей сей жест, можно было бы вполне оскорбиться...

4 Захват судна
 

Джоанна в растерянности стояла у двери, уставившись на совершенно незнакомого ей человека. Капитан встал из-за стола и ещё более угрожающе нахмурил седые брови. Это был мужчина, преклонных лет, но все ещё не растерявший былую стать. Его офицерская выправка и гордо задранный подбородок, одежда и движения – все буквально дышало благородством...

5 Спокойный Билли
 

Выйдя на палубу, капитан Райдер сразу же заметил игривое настроение, блуждающее среди команды. И зачинщиком всего этого являлся Генри Хартголд. Сейчас он возвышался над пленником, прижав бедолагу сапогом к дощатому полу, а Карл беспомощно хныкал под тяжестью этого унижения, даже не пытаясь высвободиться...

6 Дети капитана Хартголда
Ройс был вне себя от бешенства и уже не сдерживался. Он сдавил шею Джоанны так сильно, что она начала задыхаться, а глаза её распахнулись от ужаса перед скорой смертью. Если бы только она могла вымолвить хоть одно слово, то она непременно бы  закричала, что не знает ничего ни о каком пропавшем золоте. Но в данный момент она едва ли оставалась в сознании, уже не чувствуя пола под ногами и не имея сил даже бороться...
7 Всё только начинается
Объятья капитана Хартголда воистину можно было бы назвать удушающими. Его крепкие руки стиснули хрупкое плечо Джоанны так сильно, что она едва устояла на ногах и безвольно припала щекой к его могучей груди. Карл же, напротив, начал сопротивляться, но Генри, как назло, ещё теснее прижал мальчишку к себе и для того, чтобы окончательно его приструнить или, быть может, даже унизить, звонко поцеловал его в рыжую макушку...
8 Обратная сторона
Этот день был, пожалуй, самым длинным в жизни Джоанны. Слишком уж много свалилось на ее хрупкие плечи за последнее время. Только благодаря мистеру Бэйкеру она отвлеклась от гнетущих ее раздумий и даже начала смеяться, но к вечеру, когда он ее покинул, Джоанна вновь погрузилась в свои размышления. И были они безрадостны и мрачны...
9 Генри Милосердный
Генри Хартголд грубо втолкнул Джоанну в палатку, да так сильно, что она чуть не свалилась с ног:
 − Что ты себе позволяешь, девчонка?! – хрипло выпалил капитан, сверкая яростью в глазах. Он был разозлен не на шутку и тяжело дышал, сжимая кулаки и сверля взглядом виновницу своих бед...
10 Кредо пирата

Прогуливаясь вдоль берега, Джоанна, сама того не желая, зашла совсем далеко к скалистым утёсам, которые преградили ей дальнейший путь. Девочка никогда не была суеверной, но в этот момент ей показалось, что скала, ставшая препятствием, говорила ей о безысходности, в которую она так нелепо попала...

11 Узник

С некоторых времен юному Карлу приходилось делать довольно-таки грязную работу, которая касалась в основном стирки и уборки. Ему совсем не нравилось возиться с тем, чем обычно занималась Джоанна в те спокойные времена, когда оба они жили в трактире под матушкиным крылом...

12 Нью Провиденс

Внезапный поцелуй смутил Джоанну. Она тут же отвела взгляд и съёжилась в непонимании, как себя вести дальше. Что это было и зачем?

Капитана Харголда невозможно было понять, его поведение всегда было непредсказуемым и часто вызывало у Джоанны ступор или недоумение...

13 Блудная дочь

Торопливо спустившись по ступенькам, Джоанна осмотрела гостевой зал в поисках Карла. Найти его было непросто, потому что этот бездельник так набрался, что затерялся где-то в подушках на диване в компании двух милых барышень. Но как только Джоанна его разбудила, оказалось, что он ещё в своём уме и даже может вести некий в меру логичный диалог...

14 Раздача долгов

Этим же вечером к капитану Хартголду явился Луи, который по понятным причинам не смог прийти в назначенное ранее время и место. Он был смущен и напуган, он тяжело хромал и выглядел жалко, но Генри это лишь злило.

– Ну и где ты шатался все это время? – поинтересовался капитан у своего робкого гостя, который, сутулясь, стоял у порога и мялся на одном месте, перебирая шляпу в руках...

15 Неудобное предложение

Капитан Хартголд, следуя своим желаниям, которые были сродни порывам ветра, не намеревался больше оставаться на суше. Его терпения обычно хватало на пару недель, и потом его жизнь превращалась в сплошную вакханалию, в которой случались самые немыслимые падения человеческого существа. Где было место и запоям, и дракам, и бог знает весть еще чему...

16 Дорогие подарки

Тот молодой матрос, которого капитан без зазрения совести выкинул за борт прямо на глазах Джоанны, на палубе почему-то больше не появлялся. По крайней мере, она его больше не видела, и у нее, само собой, зародилось множество вопросов, на которые никто не мог дать ей ответы. Девочка расспрашивала о нем Карла, но он ничего не мог сказать ей по этому поводу...

17 Побег

Изо дня в день на «Попутном Ветре» становилось всё тяжелее и тяжелее дышать. На Джоанну давило буквально всё: и жадные взгляды матросов, и притязания капитана, которые становились с каждым разом всё изощреннее и смелее. Казалось, еще немного – и все границы будут разрушены и растоптаны вместе с ее честью...

18 Тишина и покой

– Очнулась наконец, – послышался глухой пренебрежительный голос извне. Он был грубым и холодным, как сталь, и Джоанна сквозь туман в голове нашла в себе силы открыть глаза...

19 Болезненный дурман

– Знаешь, что, Генри… – послышался заговорщический голос Томаса Рэнни за дверью, и Джоанна в тот же миг поднялась с кровати и припала глазом к замочной скважине, чтобы не упустить детали...

20 Бойся зубастых докторов

Это был не самый успешный рейд, если не сказать – совсем плохой. В море капитану Хартголду никто больше не повстречался, и его людям пришлось довольствоваться только тем, что получилось урвать у бедолаги плантатора, который сам, по своей же глупости, попался в ловушку...

21 Птичка запела

​​Проснувшись, Джоанна с удивлением поняла, что ее дверь больше не заперта, а даже напротив – она была приоткрыта и загадочно поскрипывала. Девочка поднялась с кровати и осторожно выглянула наружу. Вчерашние события напугали ее, и теперь она была заведомо осмотрительна...

22 Большая ложь

Когда Джоанна вновь очнулась, на море была сильная качка, и девочке стоило больших сил вновь подняться с кровати. Она не понимала, сколько времени была без сознания и что происходит кругом. Всё, что ее сейчас волновало, это боль в левом глазу и невозможность видеть им...

23 Зажатые в угол

Дрожащей рукой Филип взял саблю у капитана Хартголда и неуверенно поднялся. Всё вдруг в нём похолодело, и он замер, когда увидел корчащегося на земле Чарльза Джонсона, истекающего кровью.

– Мне некогда ждать, Филип, – вторгся в его раздумья резкий голос капитана...