3 Бунтарка

– Просыпайся, дурёха! – вскрикнула Бэтти, расталкивая спящую Джоанну. – Где ты вчера ночью шаталась?

Девочка с трудом продрала глаза и сонно взглянула на хозяйку, зевнув так широко и бесцеремонно, что любой другой даме, увидевшей сей жест, можно было бы вполне оскорбиться. Однако миссис Сандерс мало что могло покоробить. Она только упёрла руки в боки, возвышаясь над Джоанной грозной скалой и ожидая от неё ответа.

– Я всего лишь хотела побыть с отцом, – хрипло ответила Джоанна, потерев веки. Она посмотрела в окно. На улице был такой же ясный и солнечный день, как и вчера, и от этого хотелось улыбаться, но Бэтти не дала ей этой возможности.

– Что он тебе наплёл, этот негодяй? – поинтересовалась миссис Сандерс невзначай. – Небось, голову тебе задурил? Знай же, дорогуша, ты всегда была для него обузой. Он к тебе не вернется. А я тебя вырастила, выкормила. Где бы ты была сейчас, если бы не я?

Джоанна помрачнела. В такие минуты она начинала себя тихо ненавидеть. Бэтти частенько бахвалилась своими добрыми и благородными поступками, выставляя себя жертвой обстоятельств. А Джоанна, в свою очередь, чувствовала вину и замыкалась в себе. Но, даже осознав своё положение, она все равно никогда не могла отважиться на побег. Она не считала себя трусихой, но и дурой тоже не была. Куда ей было бежать? Куда мчаться? Какие приключения ещё искать на свою голову?

Да, безусловно, Джоанна не являлась примером для подражания, и она прекрасно знала об этом. Но неужели она была так плоха и несносна, что причиняла миссис Сандерс лишь убытки и неприятности? Неужели за все долгие годы работы под крышей этого трактира она так и не заслужила малейшего поощрения или хотя бы доброго взгляда?

– Этот мерзавец бросил тебя, а теперь заявляется как ни в чём не бывало! – продолжала причитать хозяйка, распаляясь всё сильнее с каждой минутой, но заметив, что девчонка совсем пала духом и поникла, Бэтти вдруг остановилась. Она почувствовала, что перегнула палку, и теперь хотелось все вернуть, но было уже слишком поздно. А гордыня не позволяла ей просить прощения у кого бы то ни было.

Джоанна сидела, понурив голову, и нервно перебирала прядь волос. У неё много было мыслей сейчас, настолько много, что хозяйку она давно престала слышать. Девочка никогда особо не задумывалась о том, что до этой поры она принимала все как должное, и только сегодня к ней вдруг пришло осознание того, что она живёт не так, как ей хотелось бы. Возможно, даже именно в этот момент она почувствовала, что, наконец, повзрослела. Конечно же, она была благодарна Бэтти за всё, что та сделала для неё, но ей вдруг ужасно захотелось что-то поменять в своей жизни.

* * *

Сегодняшний день обещал быть самым обычным, но всё изменилось в тот момент, когда на пороге с внезапной новостью появился Карл. Мальчишка с самодовольством заявил матери о том, что решил податься на морскую службу. Сказал, что уже всё решил и сегодня после полудня отчаливает на прекрасном торговом судне «Лайм» в своё первое путешествие.

Бэтти негодовала. Сынок решил всё без неё, даже не предупредив и не посоветовавшись. Ни разу не побывав на палубе, он ощущал себя уже настоящим морским волком, важничал и хорохорился. Джоанна даже заметила, что у него изменилась походка и приобрела характер а-ля морячок, то бишь вразвалочку.

– Но Карл, это же опасно! – тревожилась матушка, не отставая от него на шаг. – Ты видел, какие там высокие мачты? Ты же разобьёшься!

Сын только лишь равнодушно хмыкнул в её сторону.

– А мне кажется, это здорово! – добавила Джоанна, стоя за барной стойкой, размечтавшись и совсем позабыв про всё. Когда же она заметила, что хозяйка смерила её возмущённым взглядом, тут же поправилась. – Я хотела сказать, здорово то, что он отправляется в море. Это же ветер в волосах, бескрайние просторы. Это свобода…

– Помолчи, чертовка! Делай свои дела! – заткнула её хозяйка и забежала за сыном в комнату.

Карл отчаянно пытался собрать свои вещи, но мать суетилась вокруг него, не давая сделать ему и шагу.

– Ну ладно, допустим, ты ловкий мальчик и со всем справишься. Но есть то, что тебе не подвластно. А вдруг шторм! А вдруг пираты? Ты знаешь, что делают эти негодяи с такими милыми мальчиками, как ты, Карл? Ведь среди них нет женщин, и они не гнушаются ничем, Карл, слышишь, ничем!

Мальчишка посмотрел на вытаращенные глаза матери и сморщил нос:

– Фу, маменька! Прекрати! Я вернусь через три месяца. – Он повесил через плечо собранную сумку и с облегчением выдохнул. – Ну, не поминай лихом.

Поцеловав мать, юноша двинулся к двери и сухо бросил Джоанне прощание, даже не взглянув в её сторону.

– Пока, – только успела сказать ему вслед девочка и замерла в жалкой попытке помахать ему напоследок.

Бэтти долго стояла на пороге, глядя вдаль и сжимая в руках передник. Тревожные мысли не давали ей покоя. Был ли Карл безнадёжным романтиком или он сбежал от её материнского гнёта? Нет, нет, этого не может быть. Вероятно, его кто-то надоумил, какой-нибудь проходимец пьянчуга – тут таких хоть лопатой греби, как навозу. И теперь её сын будет вынужден общаться со всяким сбродом, наберётся от них дури, оскотинится и дорогу домой забудет.

– Джоанна! – позвала вдруг хозяйка, оторвавшись от своих раздумий. – Скорее поди сюда!

– Что, миссис Сандерс? – подбежав к ней, спросила девочка.

– Деньги, надо было дать ему. Деньги! И еду с собой! Их же там плохо кормят!

– Вы уверены? Мне кажется, это никому не понравится.

Бэтти возмущённо хмыкнула:

– Ты, думаешь, самая умная? Да?

– Нет, я просто… – растерялась Джоанна.

– Да замолчи ты! – грубо одёрнула её хозяйка и побежала в свою комнату. Закончив громыхать сундуками, она помчалась на кухню и чуть погодя выбежала в холл и вручила Джоанне сумку. – Скорее догони его! Отдай ему, но только смотри не потеряй, как в прошлый раз. И сама не сгинь, поняла?

* * *

Подхватив юбку, Джоанна побежала вслед за Карлом. Она была немало взволнована происшедшим, и в её голове пульсировала одна только фраза: «Догони его». Она так неслась, что не заметила повозку, которая вывернула из-за угла и чуть не сбила её, но Джоанна ловко увернулась, а её юбка только лишь взмыла вверх шумной волной и тут же опустилась. Девочка, схватившись за грудь, выдохнула и присвистнула.

«Вся жизнь перед глазами пролетела» – успела только подумать она.

– Эй, Джо! Тебе жизнь не мила? – закричал извозчик, придержав поводья. Паренёк смотрел на неё с возмущением и даже с гневом.

Джоанна зажмурилась от полуденного солнца и, прикрыв ладошкой глаза, присмотрелась к извозчику. Им оказался её давний знакомый, с которым они играли и безобразничали в детстве, но как только у Джоанны стали проявляться первые признаки женственности, этот приятель начал распускать руки. На том их дружба и закончилась. А ещё сын пастора называется.

– Куда едешь, Чарли?

– К пристани, – коротко ответил парнишка.

– Ну-ка подвези меня. Только, чур – не лапать, – скомандовала Джоанна и ловко залезла в повозку.

– Пф… было бы что лапать, – безразлично ответил молодой человек, закатив глаза, и дёрнул лошадь за поводья. – Но! Пошла!

Сидя рядом со своим приятелем, девчонка с высоты взирала на толпу и искала взглядом Карла.

– Ты кого потеряла-то? – спросил Чарли, заметив её взволнованность.

– Да я Карла найти хочу, пока он не ушёл в море.

– Ого, этот дурачок подался в юнги?

– Да, – угрюмо ответила Джоанна, – А я вынуждена сидеть здесь и ждать незнамо чего.

– Ну ты девчонка, что тебе ещё делать-то?

– Ща ты узнаешь, какая я девчонка, – пригрозила кулаком Джоанна, хмуро посмотрев на своего приятеля.

– Да расслабься ты, – усмехнувшись, сказал Чарли. – Ищи своего Карла быстрее, мне самому надо торопиться.

Джоанна устремила свой взгляд вперёд:

– Который из этих трёх кораблей «Лайм»?

– Вот этот, – указал Чарли на самое большое судно, которым вчера залюбовалась Джоанна. – Я как раз на него доставляю провиант.

Девочка, прищурившись, осмотрела снующую толпу. Около сходней и на палубе было заметное оживление, матросы таскали тюки и мешки. Рядом стоял мужчина, очевидно, один из командующих, скорее всего, квартирмейстер: он внимательно просматривал и подсчитывал всё занесённое на палубу.

– Давайте, живее! «Лайм» сегодня после полудня должен отплыть! А вы тащитесь как черепахи!

К нему подошёл ещё один мужчина. Джоанна тут же узнала в нём своего отца и вытянулась навстречу ему, пытаясь прислушаться к их разговору, но ничего не услышала, кроме слов, которые её немало удивили: «Капитан Райдер…» – краем уха только услышала она и озадаченно почесала затылок. Отец ушёл обычным матросом, а вернулся капитаном. Джоанна нахмурилась и замерла, находясь скорее в каком-то ступоре, нежели в глубокой задумчивости.

Мужчины обменялись любезностями, после чего отец взошёл на палубу в сопровождении мальчишки. То был юнга, которого Джоанна вчера донимала расспросами.

«…после полудня должен отплыть» – эхом отозвалось в голове, – «…после полудня…». Отец снова уйдёт в море и точно неизвестно, увидит ли она его ещё раз. Два месяца, говорил он? Нет, это слишком долго. Почему Карлу можно, а мне нет? Да что же это такое? – клубилось, подобно тучам в её сознании, и в мыслях этих не было просвета.

– Я сказал, мне торопиться надо, – перебил её мысли Чарли.

Джоанна потрясла головой, вышла из задумчивости и спрыгнула с повозки.

Подойдя к квартирмейстеру, она серьёзно взглянула ему в глаза:

– Мне надо поговорить с капитаном этого корабля. Это срочно.

Квартирмейстер посмотрел на неё свысока. Она была так серьёзно настроена, что её вид вызвал у него усмешку. Растрёпанная и даже где-то чумазая, она взирала на него снизу вверх, тяжело дыша. Будешь тут встревожен, когда решается твоя судьба.

– Послушай, милочка, иди-ка ты по своим делам. Не мешайся здесь. У капитана есть дела и поважнее.

– Но это важно! Я его дочь! – вскрикнула она.

Мужчина гневно оскалился:

– Я лично знаю семью капитана, а кто ты такая, я понятия не имею. Проваливай!

У Джоанны брови поползли на лоб от услышанного, её немало задели эти слова. Она даже раскраснелась от ярости. Что это ещё за семья такая, в которой её нет?

Квартирмейстер оттолкнул её, когда она попыталась проникнуть на корабль без его позволения.

– Да куда ж ты прёшь-то? – разозлился он.

– Мне нужно попасть к отцу. Пустите! Папа! – выкрикнула она.

– Сказал же, проваливай. А то я сейчас патруль позову, – грубо пресёк её мужчина.

Джоанна испугалась этой угрозы. Примолкла, взглянув на него с опаской, и отступила.

– Вот, значит, как? – тихо сказала она, презрительно прищурив глаза. – Ничего, ничего. Я тебе ещё покажу. – Джоанна затерялась в толпе, не отводя угрожающего взгляда от своего обидчика. А квартирмейстер лишь недоуменно покачал головой, решив, что девчонка не в своём уме.

Джоанна давно забыла про Карла. Сейчас её волновал только один вопрос. Как проникнуть на судно? Она судорожно соображала и сразу же решила, что тут сможет помочь только Чарли. Достаточно перехватить его и заставить провернуть одно дельце.

Подбежав к повозке, Джоанна осмотрелась вокруг и незаметно юркнула внутрь. Чарли как раз спустился и обошёл повозку сзади.

– Эй, пссс... Чарли. Слышь чё? Дело есть, – заговорщицки шепнула Джоанна, спрятавшись за брезентом.

Молодой человек озадаченно вздохнул:

– Джо, вылезай. Сейчас за товаром придут, грузить будут. Ты мешаешь.

– Нет, – послышалось из повозки.

– Нет? – раздражённо переспросил Чарли и одёрнул навес. – Я тебе что сказал?

– А ты не слышал, что я тебе сказала? Говорю, дело есть. Иди сюда.

Паренёк пожал плечами и пошёл на уступки.

– Ну что ещё? – просунув голову в повозку, раздражённо спросил он.

– Мне нужно попасть на «Лайм», – решительно выдала Джоанна своё требование.

– Да пошла ты! – возмутился Чарли. – Совсем спятила, что ли? Хочешь, чтобы у меня были проблемы из-за тебя? И зачем тебе туда?

Девчонка схватила его за руку и страстно выпалила:

– Я следую зову своего сердца!

– А почему бы тебе не последовать зову здравого смысла? – возмутился Чарли, одёрнув руку. – Ты какая-то совсем бестолковая, Джо. Правильно мой отец говорит, не надо с тобой связываться.

– Пастор правда так сказал? – разочарованно переспросила Джоанна.

– Да, и так говорит не он один, между прочим.

Обида больно кольнула её в самое сердце:

– Не надо было мне исповедоваться ему, – надув губы, заключила Джоанна. Она даже не догадывалась о том, что о ней треплются все кому не лень и, как оказалось, говорят не самые приятные вещи. Она нахмурилась и совсем помрачнела. – Ну, значит, мне точно здесь нечего делать. А ну говори, что у тебя в бочках?

– Неважно, вылезай немедленно!

Джоанна спрыгнула с повозки и с кислой миной отошла в сторону. В это время светловолосый и загорелый матрос с «Лайма» подкатил две пустые бочки для того чтобы обменять их на полные. Чарли помог спустить ром на землю по импровизированному трапу в виде досок.

– Что насчёт оплаты? – поинтересовался юноша у матроса. – Где ваш кок? Я с ним договаривался.

– Сейчас позову, – лениво и безразлично ответил молодой матрос и, развернувшись, не спеша пошёл к судну.

– Послушай, Чарли! Это мой шанс! Возьми все мои деньги! – Джоанна вытащила кошелёк из сумки, который предназначался Карлу, и пихнула в руки юноше. – Бери все, дай мне только попасть на судно!

Чарли оценивающе смерил толстенький кошелёк и уже более вдумчиво взглянул на Джоанну.

– Ты уверена?

– Да, чёрт возьми! Не бойся за меня. Я иду за отцом. Поэтому со мной ничего не случится. Ты что, думаешь, я бы сунулась туда, если бы там не было моего папы? Я ещё из ума не выжила, знаю, чем все это может обернуться.

Чарли хмуро оценивал возможности задуманного дела.

– Так твой отец вернулся?

– Да! А теперь он снова хочет сбежать, но я ему не позволю!

– Ну как знаешь. Только упрись руками и ногами в бока бочки, когда тебя покатят, а то ещё сама себя выдашь, и мне ещё достанется.

Вместе они с усилием поменяли две бочки местами, и Джоанна, открыв пустую, влезла внутрь. Здесь оказалось достаточно мокро и некомфортно. Ботинки и юбка промокли, но Джоанна готова была терпеть любые неудобства ради того, чтобы воссоединиться с отцом. И, кстати, было бы недурно расспросить его о той другой семье, о которой он почему-то умолчал и, возможно, даже пристыдить его за такой вероломный обман.

– Эй, – приоткрыв крышку, позвала девчонка. – Скажи миссис Сандерс, – она запнулась в растерянности, – скажи ей, чтобы она не волновалась за меня. Хорошо?

Чарли кивнул и плотно закрыл крышку:

– Не забудь вынуть пробку, когда окажешься в трюме.

 * * *

В бочке было невыносимо душно, и воздух тут был пьянящим и неприятно резким. Джоанна старалась дышать размеренно, но замкнутое пространство и кромешная темнота давили на неё и заставляли нервничать. Поэтому она дышала быстро и часто тем воздухом, которым не следовало бы дышать.

Когда её бочка внезапно тронулась и повалилась набок, Джоанна ударилась лбом и тут же упёрлась всеми частями тела о стенки. Струйка то ли рома, то ли крови потекла у неё по лбу, но девчонка не обращала на это внимания. Она только зажмурилась, даже не думая так просто сдаваться.

Её руки и ноги дрожали от напряжения, а бочка все так и катилась не спеша по твёрдой мощёной дороге. Следовал удар за ударом, треск и глухой стук, из-за всего этого у Джоанны ужасно закружилась голова, и она почувствовала даже, что ещё немного - и её, вероятно, вырвет. Благодарению судьбе все это закончилось раньше, но и здесь её ожидала подлянка. Бочку решили поставить и перевернули её так, что Джоанна оказалась вниз головой. Она неуклюже повалилась вверх тормашками и ударилась затылком, застряв в неудобной позе. Пожалуй, в этот момент у неё и возникло сомнение о задуманном предприятии. Спустя ещё несколько минут она уже проклинала себя за то, что решилась на такой безрассудный поступок.

Некоторое время её не беспокоили, и она смогла даже немного отдохнуть, если, вообще возможно отдыхать в подобной позе. Потом она услышала крики матросов и звук какого-то механизма, вероятнее всего, это была лебёдка, с помощью которой все бочки скопом и погрузили в трюм.

Прошло ещё некоторое время, и Джоанна, лёжа на боку, поняла, что все, наконец, закончилось. Теперь голоса становились все тише и отдалённее. И сердце девочки потихоньку вошло в привычный ритм. Более того, надышавшись испарениями алкоголя, она совсем опьянела, и её хорошенько развезло. Однако она ещё могла соображать и, нащупав пробку, вытолкнула её наружу.

Джоанна начала жадно глотать свежий воздух, но вылезать из бочки не решалась, так как судно ещё не вышло в море, судя по отсутствию качки. У девчонки было опасение, что если отец её обнаружит слишком рано, то непременно вышвырнет и оставит на берегу. Поэтому она намеревалась высидеть там столько, сколько потребуется.

 * * *

В долгом ожидании Джоанна заснула, а проснувшись, почувствовала не только сильную качку, но и вновь подступившую к горлу тошноту. Голова шла кругом, тело было слишком слабым и непослушным, она начала ворочаться и искать возможность высвободиться из своего заточения. Упёршись руками в бочку, она со второй попытки выбила ногами крышку и ватная вывалилась из своей темницы на пол. Её тут же вырвало, и она откашлялась.

Подняв глаза, Джоанна увидела сначала мягкий свет, идущий с потолка, и босоногого мальчишку лет двенадцати, который держал в руках откусанное яблоко и удивлённо смотрел на неё. Это был все тот же юнга, которого она видела уже не раз.

– П-привет, – вытерев лицо тыльной стороной руки, промямлила пьяная Джоанна.

Мальчишка молчал. Очевидно, что кусок яблока встал поперёк горла, и он с усилием проглотил его.

– Э-э-э… привет.

– Ну-ка, малец, отведи м-меня быстро к капитану! Потолковать надо! – по-хозяйски скомандовала девчонка заплетающимся языком.

Мальчишка долго колебался и нервно топтался на одном месте. Обнаружить зайца на судне - дело ответственное и опасное. Прежде всего, опасно оно для самого пассажира, который незаметно проник на корабль, а потом и для матроса, который обнаружил зайца и утаил это. Но и глупую девчонку ему было отчего-то жалко.

– Тебя как звать-то? – настороженно спросил юнга.

– Джоанна, – хрипло ответила она, – Джоанна Райдер, – с гордостью дополнила девчонка своё имя отцовской фамилией, подчеркнув таким образом, что она дочь капитана, и задрала курносый нос. – Если тебе, конечно, это имя о чём-то говорит.

Мальчишка пожал плечами и хмыкнул:

– Мартин. Мартин Блэйк. Если тебе, конечно, это о чём-то говорит.

Джоанна скривилась:

– А ты давай не задавайся, а то проблем схлопочешь. Веди меня лучше к капитану. Да помалкивай.

Мартин смерил её подозрительным взглядом и, подавив в себе желание ответить нахальной девчонке, развернулся и приказал идти за ним.

 Следуя за юнгой, Джоанна молча разглядывала тёмные складские помещения; все тут скрипело и трещало по швам. У неё даже сложилось такое впечатление, что корабль, на который она попала, живёт какой-то своей никому не зримой и непонятной жизнью. Для девочки это был большой организм огромной неповоротливой рыбы. И как только этому чудищу вздумается нырнуть в пучину, оно непременно сделает это и даже не позаботится о своих обитателях. Джоанна помотала головой, гоня дурные мысли.

Поднявшись на палубу, девчонка зажмурилась сперва от знойного солнца и, осмотрев палубу, поймала на себе удивлённые и заинтересованные взгляды матросов. Это ей не очень-то понравилось, и она нахмурилась, озираясь с опаской. Мартин осторожно постучал в дверь капитанской каюты и приоткрыл ее. Оттуда прозвучал резкий и неприятный голос:

– Что ещё?

Мальчишка тут же поник и от страха вжал голову в плечи:

– Сэр, у нас тут пассажирка обнаружилась.

Капитан гневно взглянул на юнгу и жестом руки пригласил его.

Возможно, благодаря тому, что Джоанна была пьяна, она не испытывала сейчас особого страха, хотя для неё эта ситуация была весьма волнительная. Отец точно не будет рад такой встрече, ей стало даже интересно, как он отреагирует на все это. Наверняка он будет злиться и даже ругаться, но, в конце концов, смирится и обнимет её.

Дверь со скрипом медленно отворилась, и Джоанна смело шагнула вперёд, оставив позади юнгу.

Мужчина, сидевший за столом, поднял на неё свои глаза. Но что же это? Кто он? Джоанна некоторое время стояла, молча приоткрыв рот.

– А… а где папа? – спросила она, даже не подумав, что эти слова звучат сейчас глупо и не к месту. Но это была первая мысль, которая посетила её.

Брови капитана удивлённо приподнялись, и он гневно выпалил: 

 – Какой папа?